9 октября 2013 г. «Прогрессив-рок»

Мы нашлись с ней в группе ВКонтакте, посвященной очень специфической теме: английскому прогрессивному року начала 1970-х. Почему-то из всех участников сообщества именно с ней у нас наиболее полно совпадали вкусы на замороченные концептуальные альбомы групп вроде “Yes” и “Emerson, Lake and Palmer”, состоящие из 3 песен по 15 минут и на переполненные аллюзиями тексты с эстетикой, близкой к фэнтези. И именно с ней мы могли часами беседовать о преимуществах тех или иных составов групп «King Crimson» и «Genesis».

А в жизни мы с ней ни разу не виделись — меня отпугивал её аватар, на месте которого стояла обложка альбома «King Crimson» 69 года, где была изображена страшная рожа. И вот, как-то она пригласила к себе в гости ребят с сообщества, где мы должны были смотреть редкие записи со старых концертов группы «Gentle Giant». Меня же она пригласила с гитарой, чтобы я спел всеми нами любимые семиминутные баллады. Я, в принципе, люблю когда меня зовут в гости с гитарой; к тому же, кроме этих разнузданных «проггеров» петь мои любимые песни было некому.

Пришел я к ней, открывает дверь молодая девушка лет двадцати двух, одетая как сорокалетняя походница со стажем: фланелевая клетчатая рубашка с закатанными, на 2 размера больше, рукавами и штаны защитного цвета с карманами. У нее были забранные в пучок волосы. В общем, ужас! Выяснилось, что пока временно никого нет, но скоро все придут, а я пока могу для неё сыграть что-нибудь и спеть.

Ну, я спел, потом ещё, потом прошло уже минут 40. Я уже стал ёрзать от нетерпения, а никто не приходил. Тут она сказала, что сейчас будет сюрприз. Выключила свет, но оставила включенным телевизор, вышла из комнаты, включился клип “Mockingbird” группы «Barclay James Harvest» и вышла она в накидке на голое тело. И, мелодекламируя, сказала, что она готова отдаться мне, потому что я единственный человек, с которым она хочет это сделать под эту прекрасную балладу...
После десяти секунд шока я резко пошёл включать свет, выключил телевизор и накинул на нее свой свитер... В общем, выяснилось, что никаких гостей быть не должно, что у неё в реальной жизни нет друзей, а уж тем более молодых людей, что я должен быть у нее первым, что она с большим трудом вытолкала маму из квартиры в субботу вечером, и что это главная ночь в её жизни. Она вдруг начала рыдать, и, захлебываясь в слезах, поведала о том, что никому не нужна, что умрёт старой девой, что папа променял маму на более молодую и красивую, и они с мамой - самые несчастные и никому не нужные на свете.

Я проникся к ней жалостью и обнял её. Она приняла это за сигнал к действию и стала меня целовать. Мне стало так противно, что я схватил гитару без чехла и выскочил из квартиры. Прибежал домой, включил сначала Бритни Спирс, потом Стаса Михайлова, потом «Рамштайн», немного успокоился и понял, что больше никогда этот гадкий прогрессив слушать не буду.